Григорий Пернавский (sirjones) wrote,
Григорий Пернавский
sirjones

Category:

Пони про Вторую мировую войну.

Пропаганда войны 1812 года и планы Сталина
перед Второй мировой войной
Потомство воздаст каждому по заслугам. Тем больше оснований посмеяться над недо-
мыслием тех, которые, располагая властью в настоящем, рассчитывают, что можно
отнять память даже у будущих поколений.
Публий Корнелий Тацит
Возможно, эта глава будет в чем-то важнее, острее прочих. Почти детективная исто-
рия, касающаяся одной из главных и зловещих тайн двадцатого века, а именно: обстоя-
тельств начала Второй мировой войны и вторжения армии Германии в СССР.
Мне всегда было интересно разобраться во множестве странностей и несообразностей
в поведении И. Сталина в предвоенные годы, а затем в первые дни войны, зашедшей в июне
1941 года на территорию Советов (напомню, до этого момента И. Сталин и А. Гитлер были
союзниками и даже провели совместный армейский парад, официальная пресса СССР по-
здравляла Гитлера со взятием Парижа). Я прекрасно понимаю, что сегодня и в ближайшие
годы все еще невозможно будет ни получить доступ к секретным документам правитель-
ства СССР, ни вообще создать описание Второй мировой войны в чисто научных форму-
лировках: в России самые важные документы до сих пор (что очень пагубно для общества)
остаются секретными, а в мире вообще никто пока не готов услышать полною правду про ту
эпоху без мифов и комфортных, «политкорректных» штампов.
Вместе с тем можно предположить, что и при открытии всех секретных архивов эпохи
сталинщины мы не найдем документов, которые бы полностью ответили на наши вопросы:
таковые могли быть давно (или перед открытием архива) уничтожены, или вообще важней-
шие темы могли обсуждаться Сталиным и его ближайшими подчиненными только в устной
форме. Отчасти это напоминает ситуацию с изучением планов Александра I перед войной
1812 года: царь «темнил», секретничал, не сообщал даже приближенным своих истинных
намерений – поэтому в данном случае самое верное для ученого есть анализ а) личности мо-
нарха, б) его базовых стратегических намерений и вообще сути господствующей системы.
Суть господствующей при Сталине системы и ее внешнеполитических интенций, по
моему мнению, верно понял В.Б. Суворов (Резун).1 Советская система экономики и модель
общества были монструозными и не могли уживаться с нормальными обществами, следо-
вательно, экспансия и попытка захвата нормальных стран была жизненно необходима. То
есть, я бы добавил, или одно – или другое: сосуществование невозможно. Однако карты
следствий испуга европейцев перед большевизмом). Однако и эту «карту» Сталин вполне
мог использовать в качестве «ледокола» против стран с «нормальной» системой. То есть
речь идет о том, что вождь советских планировал войну наступательную.
Для того чтобы доказать подобные намерения Сталина (которые вытекали из всей ло-
гики деятельности большевиков и идеологии Коминтерна, а затем и реанимированной
традиционной имперской стилистики), Суворов и его последователи провели большую ра-
боту, нашли множество косвенных доказательств. Вроде бы все логично и понятно, но, да –
нужны фактические вещи, доказательства! Поэто му изучали тип гусениц танков, которые
сбрасывались, и бронемашины могли быстро двигаться по дорогам (а где у нас, вернее, не
у нас хорошие дороги?), затем – невероятное, огромное количество военной техники (здесь
Суворову вторит и Марк Солонин, который также внес очень ценный вклад в дело изучения
Второй мировой2), заготовленной советским правительством перед войной. Демонстриро-
валось фактически наступательное развертывание частей Красной армии в июне 1941 года,
авторы акцентировали внимание на массовом обучении парашютистов (как армейских,
так и гражданских), на неожиданной выдаче новой обуви (что характерно перед переходом
в наступление) – одним словом, косвенных фактов было выявлено предостаточно.
Важнейший дар ученых разных дисциплин – это интуиция: так вот она подсказывает
и мне, и моим коллегам идею наступательных проектов Сталина (причем – с самыми кош-
марными перспективами захвата всей Европы, превратившейся бы в таком случае в один
большой ГУЛАГ). Но у нас не было доказательства не косвенного, а именно прямого. Так
сказать, письменного подтверждения от самого Сталина. Понятное дело: ни советскому,
ни другому, сами понимаете, какому правительству, подобные документы публиковать
невыгодно – это сразу бы выбило удобнейший рычаг пропаганды и обоснования самых
нелицеприятных действий.
Еще раз: я весьма высоко ценю интеллектуальные усилия Суворова и Солонина, пре-
красно понимаю и вижу ряд недочетов и технических неточностей в их публикациях (но
без таковых не обходится ни один – даже самый «академический» ученый), однако в глав-
ном они, по всей видимости, на правильном пути. Не буду скрывать: благодаря своему
имени и связям, я в последние годы смог посмотреть несколько до сих пор секретных
документов – и совершенно понятно, почему их публикация была бы пятном на имидже
режима (зато оздоровила бы общество и мировую науку), но и эти материалы никак не
помогают в деле понимания истинных планов Сталина в июне 1941 года.
Сегодня я считаю возможным сказать, что искомое письменное официальное доказа-
тельство я нашел.
Для объяснения самых разнообразных процессов и явлений в жизни страны, где от
фигуры царя или «вождя» зависит гораздо больше, чем в здоровых и цивилизованных об-
ществах, необходимо внимательно изучить именно личность, повадки, химеры, болезни,
игры «хозяина» (именно «хозяином» называли Сталина многие функционеры). Сталин,
этот хитрый, начитанный, энергичный параноик был склонен к драматургии, к театраль-
ным мизансценам в делах партии, в репрессиях, в самом театре (как и кино, театр был важ-
ным элементом пропаганды). Он любил и умел действовать текстами, статьями, речами.
Он знал, что каждые его полслова будут усвоены и транслированы сотнями тысяч мелких
функционеров. В этом деле у него были и подручные. Некоторые действовали просто по его
личному указанию, некоторые были «марионетками» или «актерами», которым оставлена
минимальная свобода действий для имитации естественности. И в этой патологичной игре
важнейшим элементом были статьи в главных газетах, а также специальные брошюры (се-
кретные или, наоборот, многотиражные). Именно в одной из таких статей Сталин и оставил
искомую «улику», которую пока не обнаружил никто из моих коллег: все сидят по «своим
болотам», соседними темами истории интересоваться глубоко не успевают.
Я – известный эстет, но монографическая коллекция предполагает собирательство
всего, связанного с темой (в моем случае – 1812 года и Наполеона): даже не столь при-
влекательного, как, предположим, Севрский фарфор эпохи Марии-Антуанетты (хотя и он
присутствует). Так у меня в руках оказалась тончайшая брошюра неприятной газетной,
«совдеповской» бумаги – с еще более вульгарным титулом:
Политическое управление РККА
В помощь пропагандисту РККА
Освобождение России от нашествия Наполеона
Государственное военное издательство Наркомата обороны Союза ССР
Москва – 1938
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments