Григорий Пернавский (sirjones) wrote,
Григорий Пернавский
sirjones

Category:

Глазами врага-2.

Борьба за Северное укрепление (20 - 23 июня 1942 г.)


Построенное в 1831 г. Северное укрепление служило преградой со стороны суши на пути к многочисленным старым береговым батареям легкого и среднего калибров. Эти батареи, расположенные к югу от Северной бухты и к северо-западу от выступающего в Черное море мыса, господствуют над входом в порт.
В плане укрепление имеет форму восьмиугольника. Оно окружено рвом с каменными стенками, шириной 5 м и глубиной 3,2 м, за ним насыпан вал выстой 4 м и шириной около 10 м. Диаметр укрепления составляет 500—600 м.
Северная, южная, восточная и западная оконечности укрепления представляют собой выступающие вперед углообразные бастионы. На них устроены пятиконечные парные валы с прикрытиями против действия настильного огня с боков и с тыла.

Строения по обеим сторонам от южного бастиона предназначены для обстрела атакующих частей, спустившихся в ров. Из нижних казематов могут обстреливаться длинные стороны рва между бастионами, а из казематов, расположенных на противоположных узких сторонах, — короткие стороны рва. .
Заграждений амбразур и прочих устройств для флангового обстрела рва в казематах не имелось. Казематы перекрыты каменными плитами толщиной в 1 м, некоторые из них в последнее время перекрыты бетоном. Подходы к ним облицованы камнем и деревом, входы расположены либо в бастионах, либо с внутренней стороны вала и закрыты металлическими воротами.
Старые крепостные верки при отражении немецких атак были усилены полевыми укреплениями. Во внешних стенах бастионов устроены две пулеметные точки деревянного или каменного типа, а на эспланде — большое количество передовых опорных точек, амбразуры которых прикрыты досками и мешками с песком.
В нижних зонах внешних и внутренних подпорных стенок рва оставлены ниши, нижние кромки которых достигают (илл. 69) оснований стенок. С помощью установленных орудий можно с фланга обстреливать ров и вал, однако для этого они должны быть прикрыты от прямых попаданий снарядов и осколков.

В укреплении имеются старые и новые одно- и многоэтажные казармы с телефонами и беспроволочными телеграфами. Они приспособлены для обороны, а подвальные помещения использованы для складов. Из тяжелого вооружения в укреплении были лишь минометы.
Устарелость и скудность обустройства укрепления возмещались упорным сопротивлением большевиков.
19 июня части 3-го моторизованного батальона 88-го саперного
полка ворвались внутрь укрепления, но не смогли удержаться вследствие сильного сопротивления противника, который успел оправиться от
внезапности атаки; к тому же вал еще не был занят.
20 июня командованием 24-й дивизии был дан приказ на следующий день с утра атаковать укрепление всеми имеющимися у него сила
ми саперов. Последние были приданы 31-му пехотному полку, который
со своей стороны для их поддержки выделил 3-й батальон полка.
К этому времени создалась следующая обстановка. Противник из северного и восточного выступов, собрав максимум сил, обстреливал рвы и подходы. Наиболее удобным местом прорыва могла быть брешь в подпорной стенке рва, находившаяся в непосредственной близости от северо-восточного выступа, это направление было самым коротким в подходе к укреплению.
План атаки состоял в следующем.
1. С 5 ч 30 мин до 8 ч 30 мин огонь дивизионной артиллерии,
усиленной 210- и 300-миллиметровыми мортирами, в сочетании с огнем
полковой артиллерии, минометов и воздушными атаками штурмовиков. Цель — разрушение верков укрепления, главным образом северного и восточного бастионов.
2. Начало атаки — 8 ч 30 мин; место прорыва — брешь в севе
ро-восточном выступе. Наступающие части и порученные им задачи:
а) 3-й моторизованный батальон 24-го саперного полка, усиленный одним соединением станковых пулеметчиков, разбившись на две группы, должен после прорыва и перехода вала вторгнуться во внутренние помещения укрепления и овладеть рвом и валом на правом фланге от северного выступа и в этом районе уничтожить фортификационные укрепления; 2-й батальон 24-го саперного полка и 7-й батальон 31-го пехотного полка в качестве ударного резерва развивают успех 3-го батальона 24-го саперного полка;
б) 3-й моторизованный батальон 88-го саперного полка, усиленный остатками 1-го батальона этого же полка, и одно пехотное соединение
тяжелых пулеметчиков продвигаются влево против восточного выступа и
являются резервом для 1-го батальона 24-го саперного полка и 5-го батальона 31-го пехотного полка;

в) для уничтожения пулеметных гнезд на северной и восточной
оконечностях назначаются один взвод противотанковой артиллерии и
один взвод станковых пулеметчиков.
Склад инженерных средств для рукопашных боев с 25 татарами, приданными транспортным войскам, был расположен в поселке Бартеньевка, на южной окраине которого находился командный пункт.
Между батальонным и ротным командными пунктами была организована радиосвязь. Командование ротами располагалось на западной окраине Бартеньевки.
Ход атаки был следующий:
21 июня в 8 ч 30 мин утра первые подразделения саперов двинулись из исходного положения к месту прорыва. Оба противотанковых орудия открыли огонь по амбразурам в бункерах. Атакующие части одним броском достигли рва, но тотчас же с фланга были обстреляны пулеметным огнем, в результате чего появились первые потери; несмотря на это отдельным бойцам удалось перейти через ров и перебраться на другую сторону. По словам возвратившихся позже бойцов, они продвинулись вперед к поставленным перед ними целям, но попали под сильный перекрестный пулеметный и артиллерийский обстрел противника. В это время неприятель предпринял контратаки, которые превратились в рукопашные бои, не приведшие ни к какому результату.
Так как положение было неясным, в действие введены были дополнительные ударные подразделения обеих рот. Под сильным обстрелом они быстро продвинулись ко рву, но лишь немногие достигли его и смогли прорваться дальше.
В это время противотанковое орудие правой штурмовой группы вышло из строя. Станковые пулеметы, находившиеся без укрытия, после упорной борьбы смолкли. Со всех сторон продолжался пулеметный и снайперский огонь противника из невыявленных позиций.
Одно подразделение 3-го моторизованного батальона 88-го саперного полка, будучи предоставлено самому себе, быстро продвинулось вперед, достигло первых построек, где завязался рукопашный бой; но вскоре превосходящими силами противника атака была отбита, и атакующие вынуждены были отступить к валу. Там они заняли одно из укреплений противника и крепко зацепились за вал.
Аналогичная ситуация сложилась с ударным подразделением 3-го моторизованного батальона 24-го саперного полка, которое смогло удержаться под защитой занятого им бункера и укрепления в валу.
Так как вся связь была прервана, положение создалось крайне неустойчивое: сообщения с солдатами, закрепившимися по ту сторону вала, не было. Саперы, удерживавшиеся на внутренней стороне вала, в воронках и бункерах, не могли продвинуться ни вперед, ни назад. Даже с помощью артиллерийского огня, направленного на обе оконечности укрепления, не удалось подавить сопротивление противника.
Предприняв контратаки, направленные в место прорыва вала, противник засыпал закрепившиеся части ручными гранатами. Однако саперы отгоняли его гранатами и сумели удержать позицию.
В расположенной в валу огневой точке, через которую можно видеть внутреннее расположение укрепления, засели восемь саперов. Один из них подал руками для артиллерии хорошо различимый сигнал к обстрелу внутренних помещений укрепления. В результате огонь, поддержанный также гранатометчиками, был вплотную сконцентрирован против внутренней стороны вала, что позволило, несмотря на отсутствие связи с тылом, удержать занятые позиции до наступления сумерек. Однако противник оказал такое сопротивление, что хотя была проведена сильная артиллерийская подготовка, продолжать атаку оказалось совершенно невозможно.
Для того чтобы подготовить новую атаку, назначенную на 18 ч 30 мин, один из ротных командиров 3-го моторизованного батальона 24-го саперного полка с помощью далеко выдвинутых наблюдателей и точного огня мортирного подразделения приступил к обстрелу северной оконечности укрепления. Из пятнадцати выстрелов три попали в цель. В 19 ч 30 мин объект был если не выведен из строя, то по крайней мере сильно поврежден. Одновременно продолжался огонь по северной оконечности и постройкам, расположенным к югу и юго-западу от нее. С этой целью были развернуты в виде дуги все имеющиеся силы 3-го моторизованного батальона 24-го саперного полка.
В 23 часа при содействии одного миномета и одного станкового пулемета батальон по лестницам взобрался на северную оконечность укрепления и после ожесточенного рукопашного боя занял ее. Ряд опорных точек был очищен от противника, установки пулеметов в казематах полностью уничтожены и взято тринадцать пленных.
В этом положении ударное подразделение саперов залпами ручных гранат отбило контратаки русских, нанеся им в рукопашных боях тяжелые потери.
Около полуночи 7-й батальон 31-го пехотного полка был передан в подчинение 3-му моторизованному батальону 24-го саперного полка и направлен для подкрепления в место порыва. В это время благодаря уничтожению неприятельских опорных точек по обеим сторонам северной оконечности удалось расширить прорыв до северо-западной и юго-восточной (первоначальное место атаки) оконечностям. Ворвавшись внутрь, 24-й саперный полк преодолел уменьшившееся сопротивление противника и достиг середины укрепления.
В 3 ч 45 мин с правого фланга из атакованной батареи «Ленин» в Северное укрепление просочилась соседняя группа. Она продвинулась до западной и юго-западной оконечностей, по-видимому, не встретив никакого сопротивления. С востока, также не встречая сопротивления, в укрепление проникли роты саперов и заняли его. Противник стал сдаваться в плен.
Восточная сторона внутреннего вала и внутренность укрепления были устланы трупами большевиков. Было взято в плен более 100 человек.
При этом захвачено: сотни ружей, много пулеметов и минометов, большое количество боеприпасов.
По показаниям пленных, в ночь с 21 на 30 июня после овладения северной оконечностью укрепления все комиссары и офицеры покончили с собой.
В ожесточенных боях за Северное укрепление пять атаковавших саперных рот лишились половины своего состава — убитыми и ранеными. Из этого можно было сделать следующие выводы.
1. Отбитая 19 июня первая атака заставила противника насторожиться и дала ему время подготовить к обороне особенно поврежденные места укреплений. Фактор внезапности отсутствовал. После прекращения обстрела противник быстро занял казематы, не пострадавшие
от артиллерийского огня, и организовал оборону.
2. Атака имела успех лишь после того, как под покровом темно
ты ее направление было перенесено на северную оконечность укрепления.
3. Решающее поражение противника могло быть достигнуто
лишь в том случае, если бы после артиллерийской подготовки огонь
был сконцентрирован напротив хорошо приметного для русских мес
та прорыва, которому они уделяли максимум внимания. После этого
огонь был бы быстро перенесен в другое место, где противник не ожидал нападения, с тем чтобы использовать его как место прорыва. Тем нота и туман затрудняли для атакующих ведение боевых операций широкого масштаба.
4. Тесная слаженность действий пехоты, саперов и артиллерийских наблюдателей в атаке этого типа при том условии, что руководство операцией велось непосредственно на месте, имела особое значение. Бой в темноте требует исключительной согласованности всех
атакующих частей.
5. В качестве оружия преимущественное значение имели связки гранат, дымовые и яйцевидные ручные гранаты, дымовые трубки. Для атаки были заготовлены огнеметы, но они не были использованы. Придвинутые к атакующим частям полевые базы бесперебойно снабжали атакующие части.
6. Особую роль в атаке сыграл беспроволочный телеграф простейшего типа.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 7 comments