Григорий Пернавский (sirjones) wrote,
Григорий Пернавский
sirjones

Category:

Глазами врага.

Береговая батарея «Максим Горький» I



С 1914 по 1934 гг. для борьбы против морских кораблей в 5 км к северу от севастопольского порта русские построили бронированную двухбашенную батарею «Максим Горький» , состоявшую из четырех орудий калибра 305 мм (дальность обстрела — 44 км), с обращенными в сторону моря дальномерами, беспроволочной связью и автоматическими приборами управления огнем26.
Поворотные башни с круговым сектором стрельбы (360 градусов), используя вспомогательное наблюдательное устройство, производили обстрел сухопутных объектов. Во время войны батарея противодействовала продвижению и атакам войск. С 7 по 17 июня она сделала 600 выстрелов (фугасными, бронебойными снарядами и шрапнелью).
Батарея построена на западном выступе узкого горного хребта, который имеет крутые каменистые склоны с северной стороны в направлении к долине Бельбека и частично к югу, а с восточной стороны — подобные склоны, переходящие в широкую безлесную горную местность. Площадь покрытия железобетоном равна примерно 5000 кв. м. Толщина бетонной плиты боевого покрытия — от 3 до 4 м. Рядом с установкой с внешней стороны расположена силовая станция аналогичной конструкции. На илл. 46 на переднем плане изображен дальномерный пост, позади него виден гребень высоты, идущей к батарее «Бастион». К бронебашням проложен рельсовый путь нормальной колеи, а к входам в батарейные казематы подходит обыкновенная дорога.
Позиция батареи опоясана минными полями, легкими проволочными заграждениями, рвами (частично высеченными в скале, частично забетонированными). В случае приближения объекта обстрела орудия батареи могут стрелять шрапнелью, делая по два выстрела в минуту. Южные входы в батарею защищены лишь со стороны востока дотом легкой железобетонной конструкции, выход из подземного хода не защищен ничем. Незамаскированная боковая галерея подземного хода (резервный выход) наспех облицована. Водосточный канал был использован в качестве резервного выхода ползком.
Строительство 30-й батареи началось в 1913 г. по проекту военного инженера полковника Смирнова. Достроена в период 1928—1934 гг.


Гарнизон состоял из 300 человек — в основном штатный состав батареи № 30. Для обеспечения круговой обороны перед штурмом силы были пополнены 120 солдатами.
В подготовке штурма приняли участие орудия среднего, крупного и сверхкрупного калибров, сделавшие с 6 по 17 июня 1942 г. (день штурма) около 750 выстрелов, из них половину — до полудня 17 июня. В этот день в 13 ч 30 мин пикировщики сбросили на территорию батареи 20 бомб.
Сосредоточенным артиллерийским обстрелом проволочные заграждения были прорваны, а минные поля засыпаны. Воронки, образовавшиеся в результате разрывов бомб и мин, облегчали наступление атакующих войск. Гарнизоны внешнего оборонительного пояса были большей частью уничтожены, а входившие в его состав легкие оборонительные сооружения разбиты. В результате бокового
попадания в западную бронированную башню одно ее орудие было полностью, а другое частично выведено из строя. Прямое попадание в амбразуру восточной башни вывело из действия оба орудия. Подземный ход к дальномерной установке был засыпан, все входы и железобетонное покрытие каземата остались почти нетронутыми. На защитников батареи обстрел (по их показаниям) не оказал никакого воздействия.

На штурм батареи были назначены 213-й полк, 1-й и 2-й батальоны 132-го саперного и 1-й батальон 173-го саперного полков. Ранним утром 17 июня 1942 г. был предпринят штурм? продолжавшийся до полудня в направлении противотанкового рва, открытого к востоку от батареи поперек водораздела. Противник оказал упорное сопротивление. Огневые точки, стрелявшие по фронту и флангам, были приведены к молчанию с помощью пехотного и артиллерийского огня. Первый и второй батальоны 132-го саперного полка атаковали фортификационные сооружения, расположенные перед батареей, а 122-й держал удар против сооружений, расположенных на южном и западном склонах возвышенности. Продвижению атакующих частей препятствовали сильный артиллерийский и минометный огонь противника из долины реки Бельбек и с расположенных к югу склонов, а также огонь снайперов и контратаки. Около 14 ч 30 мин в результате повторного нападения западный склон возвышенности был занят.

Удалось занять и подход к командному пункту на восточной оконечности подземного хода.
В 14 ч 45 мин второй батальон 213-го полка начал атаку восточного склона ив 15 ч 15 мин достиг разрушенного фортификационного укрепления на отметке 400 м к востоку от первой бронированной башенной установки. Первый батальон 173-го саперного полка под защитой пехотного огня атаковал башенную установку. В 15 ч 45 мин шестеро саперов со связками ручных гранат проникли в установку и уничтожили ее гарнизон. Гарнизон второй установки яростно отстреливался сквозь отверстия, пробитые артиллерийскими снарядами в броневых листах башни. Атака саперов увенчалась успехом лишь благодаря фланговому обстрелу установки, который вели пехотные части. Противник был уничтожен ручными гранатами. В это же время наступавшая по северному склону пехота могла контролировать западный склон. В 16 ч 30 мин саперы после нескольких повторных попыток достигли сильно обороняемых главных входов, заграждаемых пулеметами. В результате всех этих действий гарнизон был заперт в блоках.
В следующие дни противник сражался внутри батареи, пуская в ход подрывные заряды, бензин и горючие масла (в башенные установки им предварительно было подвезено около 1000 кг взрывчатки и 1000 л горючих материалов). Перебежчики выдали расположение устройства батареи. В западной башенной установке 20 июня произошел взрыв, стоивший жизни трех саперов. Из-за сильных пожаров и дыма ворваться внутрь установки не представилось возможным. Первый батальон 173-го саперного полка 22 июня был заменен третьим батальоном 22-го саперного полка. Для обороны гарнизон взорвал резервный выход; в тех же целях постоянно сжигались дымообразующие смеси и масла. Командир батареи, выползший 25 июня через водосток, на следующий день был захвачен в плен27. Ударная группа 26 июня ворвалась внутрь блока и захватила еще 40 пленных. Большая часть гарнизона погибла от взрывов или задохнулась в дыму. Скопление легковоспламеняемых материалов в ходах сообщения способствовало распространению пожаров.
Бронированные двери в местах взрывов были продавлены, а в других местах так деформировались от взрывной волны, что дым мог проникнуть во внутренние помещения. Железобетонные конструкции пострадали от взрывов незначительно.
В исходе операции значительную роль сыграли следующие факторы.
1. Мощная артиллерийская подготовка против батареи, которая хотя занимала и небольшую площадь, но была видна издалека; двумя попаданиями удалось вывести из строя три башенных орудия, благодаря чему круговая оборона была сильно ослаблена.
2. Поддержка со стороны пехоты, которая вела ружейный и пулеметный огонь против огневых точек и флангового обстрела, обеспечив саперным частям решающее продвижение на плато позиции и к башенным установкам.
3. Взрывы в башнях и пулеметный обстрел входов, фактически запершие гарнизон. Для выхода наружу у него не было резервных дверей и входов.
4. Стремление к упорной обороне блокированного со всех сторон гарнизона, находившегося под влиянием политработников и
уверенного в силе своего сопротивления. Разрывы тяжелых и
сверхтяжелых снарядов на людей, находившихся в подземных
помещениях, не производили никакого морального эффекта. Изолирующий 30-сантиметровый асфальтовый слой вместе с жесткой противооткольной одеждой и слоем железобетона толщиной от 3 до 4 м гасили звук. Большие запасы и продовольствия и питьевой воды, хорошие санитарные и удовлетворительные жилищные условия поддерживали уверенность в силе обороны батареи. После выхода из строя внешней силовой станции была использована внутренняя силовая установка, по мощности вдвое превышающая первую. После ее повреждения осветительная сеть до последнего дня обороны питалась от аккумуляторов. Некоторые помещения были настолько хорошо защищены, что газ в них не проникал вовсе.
5. Сильные взрывы взрывчатых веществ и горючих смесей в башнях и в вентиляционных отверстиях и образование дыма во входах, которые нанесли противнику крупные потери, расчленили оставшихся защитников на отдельные группы, лишили их единого командования и настолько ослабили его, что он лишился последней возможности сопротивляться.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 85 comments