Григорий Пернавский (sirjones) wrote,
Григорий Пернавский
sirjones

Categories:

Мы тут книгу издали.



Переиздание советского издания книги 1935 года К огромному моему сожалению, книга вышла без советского предисловия того времени. Вот оно:

"И от пацифистов, и от анархистов мы, марксисты,, отличаемся тем, что признаем не обходимость исторического (с точки зрения диалектического материализма Маркса) изучения каждой войны в отдельности!"
(Ленин, т. XVIII, стр. 198).
"И если, несмотря на опыт первой империалистакой войны буржуазные политики все же хватаются за войну, как утопающий за соломинку, то это значит,, что ода окончательно запутались, пошали в тупик и готовы лететь стремглав в пропасть"
(Сталин, Иэ доклада на XVII съезде партии).

"Правда о войне 1914 1918" так Лидаель-Гарт назвал свою книгу. Автор решил дать "правдивую" историю мировой войны 1914 1918 гг.
Правда о мировой войне! Это звучит претенциозно. Лиддель-Гарт хочет очистить историю мировой войны от "кустарнойми фологии". Я вижу, читатель, на твоем лице знак изумления и не доверчивую гримасу. Не верится, чтобы это мог сделать человек, воспринимающий войну и мир только сквозь шоферские "кон сервы". Не верится, чтобы это мог сделать человек, предлагающий в дни военного потопа превратить Ноев ковчег в гараж. Не ве рится, чтобы это мог сделать человек, сажающий человеческую историю на гусеничную тягу не для ускорения социального про гресса, а для подвижности армий в бою.
Правда о мировой войне! Это звучит гордо. Шутка ли, разве не заманчива роль оракула, изрекающего "только правду", да еще в вопросах войны, которая всегда была пределом обостре ния противоречий. Непосильную ношу взвалил на свои плечи Лиддель-Гарт как историк. И он неоднократно спотыкается под тяжестью этой ноши, будучи совершенно придавлен ею, когда встает вопрос об истоках войны, о подлинных причинах, приведших к мировой бойне. Горизонт Лиддель-Гарта не расширяется дальше дипломатической стряпни и династических трений. Далеко не в первом ряду причин войны были распри между дядей и племянником Эдуардом VII -и Вильгельмом II, как далеко не в первом ряду причин были отношения "Вилли-Никки". Как и всякий буржуазный историк, Лиддель-Гарт непомерно много внимания и места уделяет поездкам королей и речам дипломатов, не будучи в состоянии подняться до понимания истинных пружин войны в эпоху империализма. Социально-политические и экономические факторы остаются вне его поля зрения. Уже этот один факт лишает историю Лиддель-Гарта правдивости.
Лиддель-Гарт принадлежит к тому типу военных историков, которых Ленин называл обывателями.
...Обыватель не понимает, что война есть продолжение политики, и потому ограничивается тем, что "де, неприятель напа дает", "неприятель вторгся в мою страну", не разбирая из-за чего ведется война, какими классами, ради какой поли тической цели...
...Для обывателя важно, где стоят войска, кто сейчас побеждает. Для марксиста важно, из-за чего ведется данная война (Л е н и н, т. XIII, стр. 344). Никакого следа в человеческом созна нии не оставляют подобные историки. Уделом их всегда было и будет забвение "грядущих поколений". Предчувствие не обманывает Лиддель-Гарта. Мы разделяем его опасения, что "историк окажется беспочвенным оптимистом, если он будет думать, что грядущие поколения потрудятся внять его предостережениям". Но такова судьба историка-идеалиста, у которого обывательский, а не марксистский анализ войны является исторической канвой.
Заранее отказываясь от изучения того, как заготовлялись подрывные средства, приведшие к взрыву Европы, Лиддель-Гарт определяет основные причины мировой трагедии тремя словами: "страх, голод, честолюбие". Формула эта никак не вскрывает сущности войны. Империалистский характер мировой войны остается за скобками этой формулы, но отнюдь не за скобками сознания автора.
Империализм есть высшая ступень развития капитализма, достигнутая в XX в. Капитализму стало тесно в старых национальных государствах. Он настолько развил концентрацию, что целые отрасли промышленности захвачены картелями, синдикатами, трестами и почти весь земной шар оказался поделенным между "владыками капитала", в форме ли колоний или посредством финансовой эксплоатации. Стремления монополистическою капитала к захвату чужих земель для новых рынков сбыта и новых источников сырья для вывоза капитала стали типичнейшей чертой империалистской эпохи. "Закон неравномерности развития, говорит т. Сталин, в период империализма означает скачко образное развитие одних стран в отношении других, быстрое оттеснение с мирового рынка одних стран другими, периодические переделы уже поделенного мира в порядке военных столкновений и военных катастроф..."
В этом причина причин империалистических войн.
С опозданием выступивший на историческую арену капитализм Германии хотел на полях сражений наверстать упущенное историей. К дележу мировой добычи он прибежал после свистка паровоза. Он пришел, по выражению Ленина, "к столу капиталистических явств, когда места были заняты".
Лиддель-Гарт правильно говорит о "бронированном кулаке Германии", как о методе ее международных отношений накануне войны. Но политическая близорукость или патриотическая ограниченность мешает ему разглядеть другой бронированный кулак...
Для Лиддель-Гарта характерно непонимание того, что англо-германский антагонизм был решающим в ряду причин мировой войны. Разрешение англо-германского спора о мировом гооподг стве силой оружия было неизбежно. Как это ни странно, то, что было очевидным для немцев, не всегда было ясно британцам. Именно это обстоятельство дало повод Вильгельму в его знаме нитом интервью, опубликованном в 1909 г. в "Дейли телеграф", сказать, что "британцы полоумны, как зайцы в марте". Лиддель-Гарт правильно напоминает, что наиболее замечательной чертой прошлого в отношениях этих стран надо признать "то количе ство пинков", которое потребовалось, чтобы отогнать Британию от Германии и бросить ее в объятия двойственного союза. Эти пинки встречали столь слабое сопротивление, что это дало Шлиф-фену основание занести свой меч над головой Франции, а нем цам право надеяться на нейтралитет Англии... почти вплоть до часа роковой развязки. Немцы "проглядели" своего главного врага британский империализм. И в этом смысле днем их пора жения надо считать не 11 ноября 1918 г., когда в лесу Компьен в вагоне Фоша было подписано перемирие и опущен занавес ми ровой трагедии, а 2 августа 1914 г., когда Британия объявила о мобилизации своих сил. Но потребовалось 4 года 3 месяца и 26 дней войны, чтобы это стало очевидным для них.
Действительная сущность мировой войны, как писал Ленин, за ключалась в борьбе между Англией, Францией и Германией за раздел колоний и за ограбление конкурирующих стран и в стремлении правящих классов царской России к захвату но вых земель. Как известно, одна коалиция империалистских стран разгромила другую, прибавив к старым противоречиям много новых, еще более острых и непримиримых, а в России победила пролетарская революция.
Лиддель-Гарт, несмотря на обещание дать "правдивую" исто рию, бессилен раскрыть тайну, в которой рождается война. Опе рируя "ак историк всей гигантской мощью армий капитализма, он сам совершенно безоружен перед лицом марксистско-ленинского метода исследований и марксистско-ленинского анализа войны. В этом секрет его бессилия и причина недосказанной "правды".
Империалист даже в зеркале войны не узнает своего империа листского лица. Природа войны у Лиддель-Гарта сводится к био логическим, психологическим и этическим мотивам. Вечность войны основа этой реакционной философии. "Законом жизни является война", говорит Фуллер, учитель Лиддель-Гарта. А ген. Гровс сторонник усиления британских воздушных сил даже утверждает, что "нормальное состояние человечества не мир, а война". При этом он ссылается на автора книги "Доблесть не ведения", американского генерала, ныне умершего, Гомер Ли, ко торый удивил мир подсчетом, что "за последние 3 400 лет (?!) было меньше чем 234 мирных года". Герберт Уэльс, "властитель дум" новаторов английской военной школы тот самый, который выступает против "инсуррекционного социализма" и призывает к повиновению полиции, тоже говорит о "противоестественно сти упразднения войны" (в книге "Спасение цивилизации").
VII
Так ниспровергатели старых принципов ведения войны возво дят самую войну в вечный принцип.
Военное "кредо" Лиддель-Гарта достаточно известно совет скому читателю. Крупный представитель современной английской военной мысли, новатор в области военного дела, певец малых механизированных армий, ученик Фуллера, превзошедший своего учителя силой пропаганды своих воззрений. Свою систему взгля дов он изложил в книге "Новые пути современных армий", по явившейся почти одновременно с книгой Фуллера "О войне бу дущего" в 1928 г. Основная мысль этой книги, как ее определяет сам автор, это требование подвижности, подвижности во всем в передвижениях, в тактических действиях, в организации, в оперативном мышлении. "Умственная подвижность обусловливает оригинальность в планировании и внезапность в исполнении две существенные особенности и характерные черты великих пол ководцев, которые отличают художника от ремесленника войны". Война 1914 1918 гг. привела к застою, потому -это средства за щиты получили материальное превосходство перед средствами атаки. Пулемет и проволочные заграждения создали "ужас окоп ной войны". Имя Хирама Максима американского конструк тора тяжелого пулемета было "а войне популярнее имен гене ралов. И вот, "подобно сказочной птице Феникс, из пепла оборо нительной силы возрождается новая наступательная сила вла дычица поля сражения..." Это был танк.
Но танку не суждено было стать "владыкой поля сражения" в мировой войне, он скорее маячил как якорь спасения от застыв ших линий фронта.
Для новаторов типа Лиддель-Гарта характерно то, что они больше правы в критике прошлого, чем в построении армии бу дущего. В этой критике прошлого немало гиперболического, а в порыве к стилистическим красотам и шаржированного, но главное и основное подмечено правильно: военное искусство эпохи мировой войны привело к параличу гигантских армий на обширных фронтах. Странно и достойно удивления, как это бес спорное положение могло навеять идею малой механизированной армии. И надо признать, что эта идея была подсказана соображе ниями не столько тактического, сколько политического порядка. Мировая война в полной мере вскрыла глубокие противоречия, присущие буржуазной военной системе, противоречия между не обходимостью иметь массовые армии и вместе с тем ненадеж ностью этих армий для буржуазии. Отсюда родилась фашистская идея малой армии "рыцарей в бронированных латах" и скоро течной, одноактной войны. Лиддель-Гарт один из ярких носи телей этой идеологии, один из наиболее ретивых ее проповедни ков.
Послевоенные годы показали, что буржуазии не избежать этих противоречий в силу прежде всего тех условий, которые коре нятся в массовом характере самой военной техники будущей войны. Буржуазия идет навстречу новым войнам попрежнему с массовыми армиями, внедряя надежные фашистские элементы во все звенья военной организации. Именно этот факт имел
VIII
в виду т. Ворошилов, когда в своей речи на XVI съезде пар тии он сказал: "...Невзирая на весьма как будто веские доводы школы "молодых" о механизированной армии, буржуазия остается еще все же на позиции массовых армий, конечно высоко технически оснащенных. В то же время изыскиваются пути, как сделать эти армии своим верным орудием во всех отношениях". Так на смену старым обанкротившимся с точки зрения автора принципам мировой войны Лиддель-Гарт и его школа выдвинули новые, заранее обреченные на банкротство, принципы войны. Все, что уцелело от их шаткого теоретического здания, сводится к серьезному пониманию и тщательной разработке вопросов опе ративно-тактического использования механизированных сил. Но ни грамма больше.
Марксизм-ленинизм учит, что нет непреложных, раз навсегда годных принципов войны. Наоборот, эти принципы всегда зави сят от конкретных условий, от общественных отношений, от уровня производительных сил. Вся история военного искусства это подтверждает. Наполеон не указывал никаких принципов и только говорил: "Принципы войны это те, которыми руково дились великие полководцы ,чьи подвиги нам сообщила история". Жомини держался того же мнения. Клаузевиц указывает 6 прин ципов. Фош в своих "Принципах войны" приводит 4. Фуллер в своей "Реформации войны" удвоил это число и указал 8. Ген. Гендерсон в "Науке о войне" скромно перечисляет только 3. Стоит только заглянуть в полевые уставы современных буржуаз ных армий, чтобы убедиться в такой же пестроте мнений. Пе строта эта свидетельствует не только о преходящем значении этих принципов на различных ступенях исторической лестницы, но и о большой их зависимости от уровня военной теории, от уме ния обобщить накопленный военный опыт, в соответствии с но выми требованиями каждой эпохи. Но это не значит, что совре менная буржуазная военная теория представляет собой нераз гаданный сфинкс. Ничуть не бывало. Это может лишь означать, что разнобой в умах всегда сопутствовал капиталистической анархии производства, а современные конвульсии военно-теорети ческой мысли лишь отражают глубочайшие внутренние противо речия империализма.
Красная армия, первая армия первого пролетарского государ ства, идет в своем развитии своей дорогой. Эта дорога роста и расцвета была намечена гениальными стратегами пролетарской революции Лениным и Сталиным. Великие идеи великой большевистской партии всегда освещали этот путь. "Мы имеем на сегодня вполне современную, преданную делу социализма, крепкую, словом, хорошую армию" (Ворошилов, Речь на XVII съезде партии). Как никогда раньше, теперь созрели условия, для того чтобы ставить и решать вопросы нового пролетарского искусства ведения войны. Но именно Ленин и Сталин не однократно подчеркивали всю важность и значение военной тео рии для организации победы пролетариата и необходимость кри тического восприятия буржуазного военного наследства. Не только потому, что знать своего врага значит снять повязку
IX
с своих собственных глаз. Но прежде всего потому, что "револю ции придется с современными военными средствами и современ ным военным искусством бороться против современных военных средств и современного военного искусства" (Энгель с).
С этой точки зрения нужно ли доказывать, что изучение опыта мировой войны, несмотря на прошедшие два десятилетия, суще ственно перекроившие мир политически и экономически, все же имеет крупное значение. В свое время М. Н. Покровский писал, что история, как таковая, не в почете в наши дни, как никогда не бывает она в почете на фоне победоносной революции. Старое сожжено до тла: стоит ли вспоминать, из чего была сделана сго ревшая постройка?
Если бы мировой империализм выгорел так же чисто, как сго рел империализм русский, война 1914 г. нашла бы свое скромное место в учебнике наряду, быть может, с пуническими или напо леоновскими войнами, как памятник печального прошлого. Но в том-то и дело, что мировой империализм, хоть и крепко расша танный, еще жив и собирается снова "железом и кровью" решать вопросы своей империалистской политики. "Дело явным обра зом идет к новой войне" (Стали н). Мы подходим к второму туру революций и войн, и тем лучше мы должны знать опыт пер вого тура. "Война 1914 1918 гг. как она есть" Лиддель-Гарта буржуазная, фашистская "правда" о войне. И конечно только с военной стороны и только при условии критического подхода даже к этой военной стороне, эта книга может представлять для нас интерес.
* * *
Общеизвестно, что мировая война характеризуется "бешен ством числа" в отношении людей, железа и стали. Теперь, спустя 20 лет, мы вправе это "бешенство числа" распространить и на ли тературу о мировой войне. Поток литературы о войне так обилен, что он грозит захлестнуть настоящую правду. Если раньше побе дители и побежденные различно оценивали смысл и ход войны, то теперь каждый из победителей и каждый из побежденных творит свою легенду о войне. Тем настоятельнее необходимость разобраться во всем этом калейдоскопе картин.
Книга Лиддель-Гарта "Правда о мировой войне 1914 1918 гг." является в сущности британской историей войны. Действия бри танских сил в Европе, Азии и Африке ее главная тема, а Джон Френч и Дуглас Хейг британские главнокомандующие ее главные действующие лица. Мировой фон событий не оспари вает того факта, что именно интересы Британии и боевые дей ствия ее армии и флота лейтмотив этой книги. Основная идея книги заключается в том, чтобы показать, как "военная! машина оказалась бессильной привести к победе", пока в муках рожден ное новое боевое средство танк не позволил "постучаться в наглухо закрытые ворота германского фронта". Лиддель-Гарт рисует потрясающую картину оцепенения двух великанов ар мий воюющих коалиций. Он не жалеет румян, чтобы окрашивать ужас застоя и ужас начальников, беспомощных в поисках вы-
хода. Он описывает все крупные операции, которые были вехами мировой войны. В оценке людей и в критике их действий он не щадит никого, называя Френча "военным флюгером" и упрекая Хейга в "бульдожьей настойчивости". Нельзя ему отказать в мет кости характеристик Жоффра и Фоша, а также Мольтке-млад-шего, Фалькенгайна, Гинденбурга и Людендорфа. Но все же ин терес этой книги сводится главным образом к показу тех новых боевых средств, которые родились в мировой войне, чтобы до стигнуть зрелости в войне будущего.
Танк как сочетание трех качеств огневой мощи, движения и защиты должен был изменить лицо войны. 15 сентября 1916 г. в сражении на Сомме новый инструмент войны получил свое первое боевое крещение. "День этот знаменателен был и тем, что тень его легла на все будущее войны. И подобно тому как день этот стал скорее вехой в истории войны, чем в истории опе рации на Сомме, он и в будущем останется яркой вехой в исто рии войн вообще". Лиддель-Гарт правильно критикует ошибки в тактическом применении танков в этой операции, как и пра вильно бичует "глупость применения танков" в болотах Пашен-даля. "Танковый сюрприз под Камбрэ" стал фактически первым его триумфом, а в Амьенской операции 1918 г. этот триумф уже был прочно завоеван. Подробно описывая "грустное детство" танка, Лиддель-Гарт умалчивает об одном существенном для истории факте. Ирония судьбы: родиной идеи танка была не Британия, а Австро-Венгрия, хотя Британия первая осуществила эту идею. Первый макет танка был спроектирован в 1911 1912 гг. офицером австро-венгерского железнодорожного полка Бурсты-ном. Но этот проект был похоронен в Австро-Венгрии, чтобы через 3 года воскреснуть в Британии уже в качестве нового бое вого оружия. Так история мстит за пренебрежение к новым идеям...
Самолет проделал не менее "тернистый" путь к сознанию генеральных штабов. Еще за несколько лет до мировой войны общая точка зрения военных кругов на авиацию точно опреде лялась словами гее. Фоша: "Это хороший спорт, но для армии самолет ни к чему". Даже в 1914 г. процент военной авиации был крайне низок, а боевое применение ее еще ограниченнее. Лид дель-Гарт не развертывает детальной картины боевого использо вания авиации, "так как она применялась как вспомогательное средство во всех операциях, оказывая на ход военных действий значительное влияние, но и не придавая им какого-либо особого, присущего свойствам авиации, стратегического оттенка". Это была разведывательная и истребительная авиация. Только к кон цу войны появились бомбардировщики с более или менее широ ким радиусом действий, которые собственно и ввели третье из мерение в оперативное искусство. Налеты на Лондон и на про мышленные центры Рура и Рейна, хотя самый большой налет на Лондон совершен был всего 40 бомбовозами и бомба самых больших размеров, сброшенная над Лондоном, весила только 672 фунта, окончательно закрепили за самолетом признание да еще какое! в обоих лагерях воевавших коалиций.
XI
Газы возникли как противоядие против пулеметного огня и проволочных заграждений. Немцы изобрели свой ключ, чтобы отпереть наглухо запертые ворота фронта. Газовое облако над Ипром показало всю эффективность этого нового боевого сред ства. Как эхо перекликаясь с Фуллером, Лиддель-Гарт повторяет (и который уж раз!), что "газовая война самая гуманная вой на". Он даже не утруждает себя доказательствами. Он считает, очевидно, достаточно убедительной "арифметику" Фуллера: от газов погибло людей меньше, чем от снарядов и пуль. Цинизм, который кроется в самом сочетании слов "гуманная война", воз водится по крайней мере в квадрат этой "арифметикой", которая сбрасывает со счетов, во-первых, то, что газы сравнительно редко применялись в широком масштабе и, во-вторых, то, что к концу войны уже были готовы химические сюрпризы. То ли потому, что изобретатель ОВ еврей Габер не был "арийского происхо ждения", то ли мешала большая зависимость от ветра, но факт остается фактом, что немцы недоверчиво относились к своему детищу и сравнительно редко пускали газовое облако. Неоспорим и достаточно теперь известен другой факт, что для 1919 г. союз ники и центральные державы готовили химические сюрпризы. Немцы в силу Версальского договора должны были даже огла сить состав всех своих ОВ, однако этого не было сделано. Густой покров тайны скрыл химические формулы...
Подводные лодки правильно характеризуются Лиддель-Гартом как преимущественно экономическое оружие, которое "едва не остановило биения сердца Англии". Наступательная под водная кампания достигла своего апогея весной 1917 г. Из ка ждых четырех судов, покидавших острова Британии, одно1 навер няка не возвращалось назад. За короткий срок союзники в общем потеряли около миллиона тонн водоизмещения, причем 60% из-них были британские суда. Было совершенно ясно, что если бы потери продолжались тем же темпом, они обрекли бы на голод ную смерть население Англии. Дело дошло до того, что запас продовольствия в Британии ограничивался шестинедельной по требностью. Самый мощный в мире флот, казалось, не мог устоять против подводных "уколов". Но как всегда бывает, ка ждое оружие рождает антагонистическое боевое средство; си стема конвоирования транспортов была основным фактором, при ведшим к спасению Англии. Немцы потеряли во время, войны 199 подводных лодок, но впечатление, которое они оставили, было поистине ошеломляющим.
Пропаганду Лиддель-Гарт называет "психологическим ору жием". Причем размах и возможность применения этого оружия, как он утверждает, поняли лишь тогда, когда Нортклиф этот газетный король Англии был назначен "руководителем пропа ганды во враждебных странах". Замечательнее всего то, что про паганда действительно не знала географических границ, демарка ционных линий и боевых фронтов; она проникла в нейтральные и враждебные страны. Но смешно и нелепо Лиддель-Гарт объ ясняет "многообещавшую попытку к восстанию" в яиваре 1918 г., когда свыше миллиона германских рабочих объявили всеобщую
XII
стачку империалистской пропагандой Нортклифа. К этому вре мени германский рабочий класс имел уже наглядный историче ский пример как вырваться из кровавых объятий войны. Это была победоносная пролетарская революция в России.
Мировая война 1914 1918 гг. показала широкий материальный размах. Она выявила гигантскую способность современной воен ной машины втягивать в сферу войны все людские и материаль ные ресурсы воюющих стран.
Все послевоенные годы развитие военного дела в капиталисти ческих странах в основном шло по линии следующих проблем:
Усовершенствование огневых средств и повышение огневой мощи современных армий.
Усовершенствование средств оперативной и тактической по движности в особенности путем развития моторизации и меха низации.
Мощное развитие воздушных сил как фактора, пригодного не только к выполнению вспомогательных задач вместе с армией и флотом, но и к самостоятельным действиям.
Развитие химических и бактериальных средств войны и поиски новых технических факторов и "сюрпризов", могущих изменить условия ведения войны.
Поиски новых организационных форм, которые должны усо вершенствовать мобилизационную систему капиталистических государств и устранить те огромные недочеты в этой системе, в особенности по линии мобилизации промышленности, которые выявила война 1914 1918 гг.
Так опыт мировой войны в огромной степени определил все последующее развитие военного дела...
* * *
Как была одержана победа? На этот вопрос Лиддель-Гарт не дает ответа. Ему всего важнее доказать, как трудно было до биться успеха на поле боя при том уровне военного искусства, который характерен для войны 1914 1918 гг. Он ограничивается указанием, "что в этой борьбе народов победа являлась совокуп ностью многих факторов, где свое дело сделало оружие всякого рода военное, экономическое и психологическое". Западный фронт, балканский фронт, танк, блокада, пропаганда все сы грало свою роль в достижении победы, и ни одна из причин, взя тая в отдельности, не может считаться решающей.
Но любопытно, что даже Лиддель-Гарт не может пройти мимо значения "внутреннего фронта", когда красный отблеск восстав шего тыла Германии озарил всю безнадежность для нее продол жения войны. Для Лиддель-Гарта "внутренний фронт" это пре жде всего сфера действия "психологического оружия". Для него существует "бессмертный урок истории":
"...Основной целью действий на войне является решающее влия ние на психику командования и правительства противника, а не пушечное мясо его армий. Равновесие между победой и пораже нием зависит от психических и моральных впечатлений и только косвенно от физических поражений".
XIII
Моральный фактор заложен в каждом шаге войны. Каждый бой и любая операция имеют то или иное моральное значение. С этой точки зрения внезапная атака четырех союзных армий у Амьена 8 августа была крупным моральным ударом по Герма нии. Недаром этот день Людендорф назвал "черным днем в исто рии германской армии". И капитуляция Болгарии, открывшей настежь "черный ход" в Австрию, а через Австрию в Германию, опять-таки имела крупнейшее моральное значение. Именно тогда с Людендорфом случился "эпилептический удар", а германский канцлер "лежал в беспамятстве". Но Лиддель-Гарт глух и нем, когда речь идет о такого рода решающем моральном факторе, когда на сцену выступают миллионные массы для борьбы за .пре вращение 'империалистской войны в гражданскую.
Лиддель-Гарт дал нам яркий пример того, как обесценивается "правда" буржуазной истории, лишенной классового анализа и уж конечно совершенно игнорирующей тот основной принцип, кото рый Маркс клал в основу своего отношения к проблемам войны и мира:
"В Европе, писал Маркс еще в 1854 г. в статье "Европей ская война", существует еще шестая держава, которая в извест ные моменты утверждает свое господство над всеми пятью так называемыми "великими державами", и каждую из них приводит в трепет. Эта держава революция".
За неделю до перемирия под напором масс рухнули полуфео дальные монархии в Германии и Австрии. Революционная волна смыла фронты и заставила немцев искать мира. "Внутренний фронт" привел к неминуемому исходу империалистской войны.
Теперь, через 20 лет, германский фашизм на путях подготовки к войне прилагает все силы, чтобы обезопасить себя от клаесово-враждебных сил "внутреннего фронта". Путем открытой террори стической диктатуры самых реакционных и самых шовинистиче ских элементов буржуазия стремится подготовить к войне свой собственный тыл. Фашистам никогда не понять, что чем туже ими стягивается петля на шее широких масс, тем неизбежно сильнее будет революционный взрыв этих масс. Здесь сказывается тот диалектический процесс, о котором с такой гениальной ясностью говорил т. Сталин в своем докладе на XVII съезде партии:
"...победу фашизма в Германии нужно рассматривать не только как признак слабости рабочего класса и результат измен социал-демократии рабочему классу, расчистившей дорогу фашизму. Ее надо рассматривать так же, как признак-слабости буржуазии, как признак того, что буржуазия уже не в силах властвовать старыми методами парламентаризма и буржуазной демократии, ввиду чего она вынуждена прибегнуть во внутренней политике к террори стическим методам управления, как признак того, что она не в силах больше найти выход из нынешнего положения на базе мирной внешней политики, ввиду чего она вынуждена прибегнуть к политике войны".
Исход империалистической войны был решен на западе, где одна группа империалистов разгромила другую и завязала новый узел острейших противоречий, и на востоке, где восторжество-
XIV
вала величайшая в истории человечества победоносная пролетар ская революция.
Если вдуматься и до конца понять смысл и взаимосвязь событий мировой войны, то нетрудно увидеть, что исход империалистской войны был решен не столько на западе, сколько на востоке, где все шире и глубже развертывалась гражданская война, война между фронтом победоносного пролетарского восстания и фрон том империализма. Здесь, на востоке, началось разложение гер манской армии, которое перекинулось на запад и предрешило судьбу империалистской войны. В конечном счете одержала по беду гениальная стратегия Ленина и Сталина, стратегия превращения войны империалистской в гражданскую.

* * *

Мировая война 1914 1918 .гг. ввергла трудящиеся массы всего мира в полосу самых жестоких истребительных войн, самого разнузданного и беспощадного колониального грабежа и самого глубокого насилия над рабочим классом. Эта война потрясла всю систему мирового капитализма и положила начало периоду его общего кризиса. На службу Молоху войны она поставила все на родное хозяйство воюющих стран. Она уничтожила огромное количество средств производства и живой рабочей силы, разо рила широкие народные массы, взвалила на их плечи непосильные тяготы. Она неизбежно обострила классовую борьбу, переросшую в открытое революционное выступление масс и в гражданскую
войну. Лучше всего определяет сущность общего кризиса капитализма
т. Сталин:
"Это означает прежде всего, что империалистская война и ее последствия усилили загнивание капитализма и подорвали его равновесие, что мы живем теперь в эпоху войн и революций, что капитализм уже не представляет единственной и всеохватываю щей системы мирового хозяйства, что наряду с капиталистиче ской системой хозяйства существует социалистическая система, которая растет, которая преуспевает, которая противостоит ка питалистической системе и которая самым фактом своего суще ствования демонстрирует гнилость капитализма, расшатывает его
основы.
Это означает далее, что империалистская война и победа рево люции в СССР расшатали устои империализма в колониальных и зависимых странах, что авторитет империализма в этих стра нах уже подорван, что он не в силах больше по-старому хозяй ничать в этих странах.
Это означает дальше, что за время войны и после нее в коло ниальных и зависимых странах появился и вырос свой собствен ный молодой капитализм, который с успехом конкурирует на рынках со старыми капиталистическими странами, обостряя и осложняя борьбу за рынки сбыта.
Это означает, наконец, что война оставила большинству капи талистических стран тяжелое наследство в виде хронической не догрузки предприятий и наличия миллионных армий безработных,
XV
превратившихся из резервных в постоянные армии безработных, что создавало для капитализма массу трудностей еще до нынеш него экономического кризиса, и что должно еще больше ослож нить дело во время кризиса" ("Вопросы ленинизма" изд. 9-е, доп., Партиздат, стр. 493 494).
Такова подлинная правда об исторических последствиях миро вой войны! Эта война была грабительской, империалистской, угнетательской. Она вскрыла с исчерпывающей полнотой крах II Интернационала, и таким естественным кажется его дальнейший путь от предательства во время мировой войны к пресмыкатель ству перед фашизмом, подготовляющим новую войну.
Мировая война 1914 1918 гг. была историческим ускорителем величайшей пролетарской революции на одной шестой части зем ного шара. Октябрьская революция в 1917 г. показала пролета риям всего 'мира единственный выход из мировой бойни. Это был всемирно-исторического значения урок, который взят на воору жение пролетариатом всех стран.
В обстановке непосредственной опасности новой войны, когда "не видеть приближения новой войны значит закрывать глаза на главную опасность" (Молотов), чрезвычайно важно всесто ронне знать историю первой мировой войны.
Для пролетариата всего мира и для страны победившего со циализма очень и очень важно знать об особенностях подгото вляемой империалистами войны, о ее характере и "маршруте", о ее неизбежных результатах. Все мы хорошо помним вещие слова т. Сталина в его историческом докладе на XVII съезде партии о четырех планах империалистской войны, которые вынашиваются 'современной буржуазией. Эти указания т. Ста лина имеют огромное практическое и теоретическое значение. Они выясняют пролетариату всех стран его тактические задачи в борьбе против опасности войны, исходя из той новой и'стори ческой расстановки сил, которая создалась к новому туру револю ций и войн. Они прозвучали решительным предостережением по адресу зачинщиков войны. Они прозвучали как символ мощи, силы и непобедимости великой страны торжествующего социа лизма.
М. Ланда.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 67 comments