Григорий Пернавский (sirjones) wrote,
Григорий Пернавский
sirjones

"Жизнь и судьба". Развернуто.

Итак, мной просмотрено полторы серии фильма. После этого просмотр прекращен и продолжен не будет. Сначала, так сказать, кинематографическое.

Цвет, что интересно, многих возмутивший, меня не трогает. Он стандартен для военного кино, начиная со "Спасения рядового Райана". В боевых сценах и вообще обоснован - пыль и дым. Кстати, про Берлин 1945 мне рассказывали, что там долгое время царила взвесь красной кирпичной пыли. Так или иначе, с цветом и картинкой все ок. Снято все тоже неплохо, особливо на фоне прочей отечественной теле-и кинопродукции. Очень хорошо проработана униформа. Хорошо работают актеры. У фильма есть только одна проблема: смотреть его невозможно. Он плохой. Все безжизненно, механистично. "Изображаем Сталинград", поехали. Пули летают, взрывы гремят, люди суетятся. И все это - никакое. Просто декорации, фон для чего-то. А этого чего-то нету. Какие-то разрозненные персонажи, которых потом, конечно, покойный сценарист и режиссер как-нибудь сваляют в клубок, но мы с вами этого уже не увидим, ибо никто не цепляет. А почему?

А потому, что "Жизнь и судьба" - это прямое продолжение романа Гроссмана "За правое дело". Этот роман вышел в 1952 году, был популярен, был хвалим, потом, зимой 1953 года ругаем и весьма. Потом уже в 1954 году Фадеев признал, что ругали несправедливо. Книга издавалась и переиздавалась. Гроссман, кстати, был автором, вполне обласканным властями. Получал премии за многотомный роман "Степан Кольчугин", был одним из ведущих военных корреспондентов "Красной звезды" и в Сталинграде находился все время боев. Оставил подробнейшие записные книжки. После войны, совместно с Эренбургом составил знаменитую "Черную книгу" о холокосте. Гонениям никаким не подвергался, до скандала с "За правое дело". Сам роман был хорошо написан, обладал невероятной эпичностью и лично я его сравниваю с "Войной и миром" совершенно серьезно. В этом романе заложены все сюжетные линии, объяснено, что, кто и откуда взялся. Это хорошая патриотичная книга, в лучшем смысле этого слова. А что произошло потом?
Мне кажется, что Гроссман был человек меланхолического склада и подмечал много всякой чернухи. Когда настала "гласность №1" он все накопившееся вывалил во второй том своего романа, который мы знаем под названием "Жизнь и судьба". И этот поток роман уничтожил. В нем герои начинают страдать, мыслить как карбонарии и т. д. Качество резко падает и, в общем, перечитывать его, от отличие от "За правое дело", как-то не тянет совсем. Скажу откровенно, лучше бы "кровавая гебня" его уничтожила вообще и тешили бы мы себя несбыточными мечтами почитать, как мечтали посмотреть "Тихий Дон" Бондарчука.
Но именно печальная история и заточка под чернуху сделали ЖиС культовой книгой постсоветской интеллигенции. И проклятие этой книги легло на сериал Урсуляка. Он все сделал правильно кроме одного: экранизировал не рвесь роман, а худшую его вторую половину. Не надо было этого делать.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 31 comments