Григорий Пернавский (sirjones) wrote,
Григорий Пернавский
sirjones

Из дневников Аркадия Первенцева. Первая бомбежка Москвы

Завесили окна синей бумагой, закрыли фрамуги и уселись за стол. Когда ужин был в полном разгаре, послышались звуки воздушной тревоги. Унылые и протяжные звуки сирен, которые действовали на нервы, вероятно, хуже, чем звуки сирен Сциллы и Харибды на отважного Одиссея.
— Тревога, — сказал Ваня, приподнимая бровь.
— Тревога, — сказал я.
Мы закончили выпивку и улеглись спать. Идти в бомбоубежище не хотелось. Да и наше бомбоубежище, сделанное из раздевалки клуба писателей, вряд ли могло пре-дотвратить от опасного прямого попадания.
Мы остались в нашем одноэтажном доме. Хотели заснуть, но не удалось. Стрель-ба приближалась всё сильнее и сильнее. Потом принялись палить наши батареи, рас-положенные в черте города. Мы услышали гул моторов. Встали. Сгруппировались в столовой. Прислушивались. Вышли с Ваней на двор. Всё небо было покрыто разрыва-ми снарядов. Трассирующие пули чертили воздух со всех сторон. Часто кашляла авто-матическая пушка, и, наконец, застрекотали пулемёты. Нас могли прогнать в бомбо-убежище, и мы вошли в дом. Вдруг ударила первая фугасная бомба. Мы ощутили со-дрогание дома. Фугаска упала где-то недалеко. Стрельба усилилась с необыкновенным ожесточением. Если вначале мы думали, что это просто обычная «учебная тревога», то теперь все наши сомнения рассеялись. Снова задрожал дом и зазвенели стёкла. Стрель-ба раскалывала крышу. Мы слышали гул самолётов и снова глухие, уже отдалённые взрывы. Я вышел в мамину комнату и увидел сквозь раскрытое окно зарево пожарища, чёрный пепел, летающий в воздухе, и сотни огней зенитных снарядов и трассирующих очередей. По правде сказать, мурашки поползли по спине. Воздушное нападение пре-восходило все ожидания. Моментально заработал мозг, перемалывая всё виденное и слышанное о тотальных воздушных ударах германской авиации. Тысячи бомб, сбро-шенных на Лондон, Ковентри, Ливерпуль, Бирмингем и т. п. Я вошёл в комнату и в это время принялась работать батарея зоопарка и наши автоматические пушки на Первом кинотеатре .
— Надо ложиться, — предложил я.
Ваня лежал на диване и уже безмятежно храпел. Казалось, он всю жизнь спал только под звуки канонады и всякие другие звуки могли только мешать его сну.
— Я буду спать,— сказал он и снова захрапел.
Я растолкал его и покорно лёг под окно. Нас могли предохранить толстые стены от осколков и поэтому я почему-то решил спасать наши жизни на полу под защитой стен. Стрельба продолжалась. Верочка легла в углу у маминой комнаты, мы с Ваней в углу нашей комнаты.
Нам было не по себе. Такой стрельбы никто, конечно, из нас не слышал. Ведь зе-нитные пушки, да ещё поставленные под самым ухом, создают ужасную какофонию звуков. Верочка была одна. Я попросил Ваню, и он переполз на место Верочки, а Ве-рочка легла рядом со мной. Вдруг сильный взрыв сотряс наш домик и дверь нашей комнаты больно стукнула меня. Оказывается, это упала бомба на Мерзляковском пере-улке в начале Арбата у аптеки. Утром выяснилось это и то, что там погибло много лю-дей, забившихся в бомбоубежище.
Я закрыл дверь на ключ. Верочка держала мою голову и дрожала. Я тоже чувст-вовал себя не особенно геройски. Зарево проникало через окна, стрельба то потухала на минуту, то возникала с ещё большей силой. Ванька храпел. Воистину он был рождён солдатом.
Так пролежали мы примерно до часу ночи. Когда немного спала атака первых волн германских бомбардировщиков, мы встали, растолкали Ваню и категорически предложили идти в убежище. Он флегматично согласился. Мы оделись. Я в сизый плащ с шарфиком на шее, Верочка в пальто, Ваня в военном плаще с противогазом. Вышли во двор, прямо у порога сирень и небольшие участки, отведённые под цветоч-ные насаждения, загорожены невысоким заборчиком в штакетник. Небо горело. Багро-вое незнакомое небо. Неужели это небо Москвы, а не небо Ватерлоо, Аустерлица или Севастополя?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments