Григорий Пернавский (sirjones) wrote,
Григорий Пернавский
sirjones

Из дневников Аркадия Первенцева. Авиакатастрофа.

2 июля, Краснодар
Утром меня поднял Агафонов. На Москву идёт «Дуглас». Полчаса на сборы. Послал за Аполлоном, пришёл Шикун. На аэродром отвёз вишнёвый «ЗИС» Тюляева. Со мной Медведовский, Степанов.
«Дуглас»… Лётчик с бородкой. Фамилия Баев. Ждём Петрова . Приехал возбуждённый. В 11.00
Баев ухарски отвернул «Дуглас» от земли, как будто вырвал пробку из бутылки.
Баев передал управление штурману, а сам подобострастно болтает с Петровым. Ищет выпить. Тоска грызёт моё сердце. Идём над Сальскими степями. Влево Ростов, свернули на Новочеркасск. Виден его собор и улица, упавшая к реке. Петров идёт в кабину управления. Ложусь спать и моментально засыпаю.
*
Удар. Я лежу на земле облитый кровью. Самолёт, его обломки впереди. Кричу. Я изувечен. Пробую подняться, но, кажется, перебита спина, вытек левый глаз; я падаю на землю головой в пшеницу и бурьян. Чья-то рука тянется из-под обломков дюраля… Крики… Я приказываю снять с меня пиджак, рубаху. Обматываю рубахой голову и чувствую, как она вскипает и пузырится кровью.
18 вёрст меня бросает на грузовике, бьёт головой. На меня обвисает штурман. Он мёртв. Его тело давит на ноги и помогает мне.
Х. Филипповский.
Больница. Раздевают. Льют воду. Стригут волосы. Я дрожу от озноба. Не вижу левым глазом.
В кровати… Муки, муки…
Петров убит… Донские степи опрокинулись под моей спиной. Они текут пред-чувствиями близких страданий… Стон… Стон… Я зверь… Но ранен глубоко.
Я завидую Петрову. Он обложен льдом в мертвецкой. Ему не больно. Я кричу от боли. Я хочу умереть.
Приходят люди и люди. Узнала Москва. Пишу письмо Верочке, еле-еле… Надо успокоить. Глаз будет жить, но череп поломан якобы. Руки висят…

4 июля
Боль, боль… Танков! Танков! Скорее! Немцы идут по Дону. Ужас!
Часы мучений ада… За мной ухаживает Леночка-сестра . Я беру у няни зеркало, смотрю. Ужасное лицо.
— Леночка, как вы можете ухаживать за такой мордой?
— Кто дал зеркало? — упрекает Леночка. — Зачем вы ему дали зеркало.

5 июля
Играет оркестр. Хоронят Евгения Петрова и двух членов экипажа. Их хоронят на площади в с. Маньково Ростовской области Чертковского района.
Прощай, Евгений Петрович! Может быть, ты виноват в катастрофе, но смерть большое искупление…

6 июля
Прислали два «У-2». Меня вынесли из больницы. Мир опрокинут навзничь. Запах яблоневых садов, трав. Чудо места. Меня устраивают в самолёт — фанерный гроб. Летим. Вижу Дон… Ракеты… Около 4 часов в воздухе. Воропаново… Мы ушли от танков врага.
Сталинград. Аэропорт. Через пять часов пришла машина. 18 км. Едем тихо, ти-хо… Госпиталь.
Я опрокидываюсь в сон.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 8 comments